Внимание!
Если Вы религиозны,
перед тем как ознакомиться с этим текстом
Вам необходимо испросить разрешения
у Вашего духовного наставника!

Вертикальное захоронение. Плюсы и минусы.

В нашей стране вообще практически никто не знает о вертикальном захоронении.
Что ж, постараемся восполнить этот пробел на примере реальной истории.
И на примерах рассказов очевидцев, мы, в нашей редакции, отобрали для вас самые интересные рассказы.

Тем более что речь пойдёт похоронах Василька — известного в узких кругах интеллектуалов художника-постмодерниста.

Широким слоям общественности он известен в основном как автор работы «Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Ю. В. Андропова».

Если вам ещё до сих пор не знакома эта картина, и не лень потратить несколько минут своего драгоценного времени, вы без труда найдёте её в гугл-картинках.

Вот что говорит Дуся Кокина, близко знавшая Василька в последние годы его жизни:

Дуся Кокина.

В последние годы своей жизни Василёк постоянно находился в непрестанном творческом поиске. Я знала его давно, мы жили в одном доме, в соседних подъездах.

Он как бы стремился повторить бурный успех своей первой работы.
Вам, конечно же, хорошо известны основные вехи его творческого пути.
(речь идёт об узком круге эстетов, к которому принадлежит журналист, бравший интервью у Дуси. прим.ред.)
Но вот вам, друзья, вот вам неполный перечень незавершённых работ Василька:

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле А. Солженицына».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Е. Евтушенко».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле В. Распутина».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле А. Сахарова».

Горько, друзья, что смерть забрала у нас Васю в самом расцвете творческих сил!

А вот что говорит Гоша Лисициан, критик, близко знавший Васю-Василька в последние годы его жизни:

Гоша Лисициан.

Хотя наши взгляды на искусство расходились кардинальным образом, мы друзячили на фейсбуке с Васей-Васильком очень давно.

Вася-Василёк соглашался со мной, в том что искусство неразрывно связано с политикой, и не может существовать вне политики, но я считал, что пейоративная коннотация
чебурашки сужает дискуссионное поле, ведь нарратив чебурашки описателен, в результате разрыва между знаком и его объектом, в результате чего у бесстрастного наблюдателя возникает когнитивный диссонанс.

Вася-Василёк полностью соглашался со мной, но только в отношении КрокодилГены, в то время как я настаивал исключительно на Чебурашке, категорически отвергая такого рода трактовку, как диаметрально противоположную моей собственной во многом субъективной оценке.

Паша Бузякин.

Невосполнимая утрата!

Ни для кого не секрет, что мы были соперниками и конкурентами.
В искусстве и жизни.

Недоброжелатели называли меня эпигоном и подражателем Васи-Василька, но, разумеется, это не так. Я всегда называл Василька своим учителем, и никогда не скрывал этого.

Особое его раздражение вызвала моя картина «Почтальон Печкин, Дядя Фёдор, кот Матроскин, и Шарик возлагают венок на могилу Андропова»

Но, после моего признания, что я считаю его своим учителем, и даже основателем новой школы живописи, Вася сменил гнев на милость.

Я даже предлагал Васе-Васильку вступить в переговоры, разграничив сферы нашей деятельности.

Я предложил Василию, так сказать, разделить сферы влияния, взяв себе ровно половину умерших наших выдающихся деятелей, я бы взял в таком случае чётные буквы алфавита, а Вася — нечётные, или наоборот, это можно было решить по жребию.

И меня горячо поддержал наш омбудсмен по интеллектуальной собственности.

И когда Василёк уже был готов согласиться, и заключить эту конвенцию, случилась неприятное происшествие, мою картину
«Почтальон Печкин, Дядя Фёдор, кот Матроскин, и Шарик возлагают венок на могилу Ю. В. Андропова»
обливает краской какой-то старичок, как оказалось — отставной майор из Комитета Государственной Безопасности!

Это происшествие возмутило и потрясло Васю до глубины души.
Он замкнулся в себе, стал пить более обыкновенной своей нормы.
Это был, кстати говоря, наиболее яркий и высокий взлёт его творческой кисти.

Что и немудрено, в это время он обратился к творчеству поэтов и философов, указывающих нам, так сказать, на бренность и суету кратковременного нашего пребывания в сей юдоли скорби, и призывающих ценить мимолётные моменты нашей быстротекущей жизни.

Его охватили апатия и разочарование в искусстве.
Разочарование в публике, в аудитории в целом, в поверхностных и переменчивых её вкусах и пристрастиях.
Он считал, что было бы справедливо, если б облили краской именно его полотно — «Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Ю. Андропова».

Как-то он признался мне, что отнёсся бы совершенно спокойно, если б облили краской любое другое моё полотно, или вообще любое другое, любого из художников, но только ни это!
Эх, Вася, Вася, дорогой наш учитель и наставник!

К этому времени относится «философский» или, как его ещё называют знатоки и ценители «фиолетовый» период его творчества.

Здесь Вася предстаёт уже полностью сформировавшимся мастером, создавшим уже свою неповторимую творческую манеру, и доведший её до совершенства.
Вот несколько его работ того периода:

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Ф. Ницше».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле, С. Кьеркегора».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Н. Фёдорова».

«Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Ф. Энгельса».

Кроме того важной частью наших с ним дискуссий было создание иллюстраций к журналу
«Археология русской смерти» для раздела «смерть в популярной культуре».

Вот что говорит Женёк Прав, маргинальный литератор, сосед Васи-Василька по травматологии, продолжавший дружить с Васильком и после выписки из больницы.

Женёк Прав

У него был изысканный литературный вкус, некое обострённое чутьё на пошлость.
Вот, например, прекрасная музыка, трогательная и душевная, а Васильку не нравилось:

Я забыл, когда был дома,-

Спутал ночи и рассветы...

Ах, мой омут, ах, мой омут,-

Бабье лето, бабье лето!

Я кружу напропалую

С самой ветреной из женщин.

Я давно искал такую -

И не больше, и не меньше!

Как это?
Мучился Василёк вопросом.

Как это?
Н больше и не меньше?
Разве всё дело только в этом?

А особенно его бесила старая песенка, забыл из какого фильма:

Что ты, Вася, приуныл,

Голову повесил,

Ясны очи замутил,

Хмуришься, невесел?

С прибауткой-шуткой в бой

Хаживал, дружочек,

Что случилось вдруг с тобой,

Вася-Василечек?

Ой, милок,

Ой, Вася-Василек! Эх!

Не к лицу бойцу кручина,

Места горю не давай.

Он принимал это на свой счёт.
Мы, друзья, хорошо знали, что стоит включить эту музыку, как Вася немедленно приходит в бешенство.

Да, разумеется, мы пользовались этим, можно сказать даже злоупотребляли, особенно Танька, у неё был исключительно противный гнусавый голос.

А нравилось ему вот такое, моё:

Друг! Заблуждаясь с толпой,
ты всегда одинок в пониманьи!

Гена на стенке висит, с Чебурашкой,

будто бы тоже пришли воздавать

дань уваженья, я даже не знаю,

поздно уже, или рано,

жизнь обернулась помаркой, промашкой, печалью...

…Гена на стенке висит, с Чебурашкой…

…Три жалких тюльпана…

Рядом — пальто.

Неудачного старого кроя

Тяжёлые складки…

Что ж заставляет меня
Смотреть на него неотрывно?
Внутренних слёз, безнадёжно сухих, не скрывая?

(Здесь мы прерываем рассказ Женька Права, так как в дальнейшем Женёк не реагировал на наводящие вопросы, продолжая декламировать в течение очень долгого времени, речь шла исключительно о одиноко висящем на вешалке пальто. прим.ред.)

Уржич Чижуркин

Мы намеревались снять документальный фильм о Васе-Васильке, совместно с датчанами.

Меня здесь просят более-менее внятно прояснить предысторию.

(Ничего толком не добившись от Женька Права, мы действительно попросили Уржича Чижуркина вкратце раскрыть суть дела, так как пора уже переходить к основной теме, к вертикальному захоронению. прим.ред.)

Так вот. Сначала в Германии, а затем и вообще в Европе, чрезвычайно заинтересовались работой Васи-Василька, речь идёт о картине «Гена и Чебурашка возлагают цветы к могиле Ф. Энгельса».

А Вася — парень простой, деревенский, он приехал откуда-то…
…Не хочу никого обидеть, но откуда-то оттуда… …надеюсь, вы меня понимаете…

Помню он рассказывал мне, как в детстве он с дедушкой ходил кость бурьян, он даже показывал мне, как нужно косить лопухи, старинным таким приспособлением, без мотора.

И он, Василёк, говорит дедушке:

— Дедушка! Холодно!

Потому что ведь утро, роса…

А дедушка ему отвечает, мол, посмотри, видишь, коровка только что покакала?

Вот ты и встань в коровью лепёшку, пока она тёплая!

…Мда…

…Честно говоря, не на камеру будь сказано, но лучше б он этого не говорил!

Дело в том… …как бы это помягче сказать, у Васи были своеобразные представления о санитарных нормах.

…Они были… …как бы несколько упрощёнными.

И когда Василёк рассказал о коровьей лепёшке, на меня как бы повеяло…

(Здесь мы опускаем рассказ Уржича Чижуркина о случайной встрече Васи-Василька с историком-шоуменом Е. Панасенковым, известным своей особой взыскательностью к внешности оппонента и излучаемым им ароматам, ввиду её чрезмерной вульгарности и дикости прим.ред.)

…Так вот, слава и мировое признание обрушились на Васю-Василька внезапно.
фестивали, биеннале, выставки, конгрессы…

Василёк исколесил буквально всю Европу.

А когда вернулся в Москву, галопом пронесясь по всевозможным интеллектуальным и артистическим тусовкам, и тут же был приглашён в эфир ведущей радиостанции разговорного жанра…
Я как-то не слежу за радиоэфиром, радио, если не ошибаюсь, «Дом Свободы» или «Свободный Дом» фри дом, как-то так…

А вот там что-то у него не заладилось.
Неприятности начались сразу.
Во первых Элена Хихиковцева описалась от восторга ещё до начала передачи.

Да что там Элена Хихиковцева, мы все, в буквальном почти значении слова, мы все тогда описались от восторга!

У нас как будто бы спала сглаз некая пелена. Вася-Василёк, как оказалось — художник мирового, можно сказать общечеловеческого звучания! И по слухам планируется выдвижение его на престижнейшую премию!

Поэтому и неудивительно, что Элена Хихиковцева описались от восторга не во время программы, как она это обычно делает, а перед самым началом.

Поэтому он не попал на программу, она называется, если не путаю «лицом к событию, попкой к объективности» …да-да, вы правы, не попкой, а спиной.

Не попал он и к Фаине Анайловой, она подходила к Васе-Васильку идеально, в качестве собеседника, потому что…

…Просто потому что ещё не пришло её время, потому что карающий меч взыскующей справедливости, сейчас он отрубает со свистом совершенно другую голову.

Так вот, ближайшей в сетке программ был разговор с автором «Археологии русской смерти»
и Васю-Василька решили приплюсовать к уже имеющимся двоим собеседникам.

Его сопровождала до самых дверей его тогдашняя подруга.

— Просто молчи! Молчи, или мычи что-нибудь, чтоб не ляпнуть какую-нибудь свою глупость — напутствовала его подруга.

И Вася действительно всю программу молчал, или мычал нечленораздельное.
Единственное что он сказал, это утвердительно ответил на вопрос ведущего, Сергея Едведева, не хочет ли он быть похороненным в тубусе.

Сергей Едведев

Наша программа на радио «Свободный Дом» посвящена сегодня острейшей проблеме.
Урбанизация.
Человечество постепенно перемешается в мегаполисы.
Растут небоскрёбы.

Плотность населения на единицу площади нашей планеты неуклонно растёт.

В связи с этим остро встаёт вопрос о захоронении, или, если так можно выразиться, утилизации покойных.
Наш сегодняшний гость — специалист в области захоронения в тубусах, или вертикального захоронения.

Собственно говоря тубус — это футляр цилиндрической формы, который предназначен для хранения и транспортировки чертежей и документации.
Наконец-то и в нашей стране открылось первое вертикальное кладбище, поделиться этим передовым опытом мы пригласили…

…И затем приглашённый специалист рассказал о преимуществах «вертикалки», как на профессиональном сленге называл он вертикальный способ захоронения.

Пересказать в двух словах, так основное преимущество вертикалки было в том, что благодаря особенностям конструкции, пластмассовый тубус, вместе со своим содержимым, биологическими останками человека, без остатка разлагается в земле в течение трёх лет.

Вторым преимуществом было то, что, плотность захоронения возрастала ровно в двенадцать раз. Кроме того этот метод был лишён недостатков кремирования, в смысле затрат энергии и экологической чистоты.

— Как это связано с бигдейтом?

Задал вопрос ведущий программы.

— С обработкой больших массивов информации?

С бигдейтом и реляционными базами данных вертикальное захоронение не было связано никак, от слова «нихуя», но не будем излишне придирчивы, жанр салонного слабоумия требует обязательного употребления модных научных терминов.

Гость, изрядно напрягшись, офанорев и покрывшись испариной, но сумел каким-то причудливым образом увязать обработку гигантских массивов данных с вертикальным захоронением.

Прекрасная прогрессивная идея, продолжал Едведев, действительно, кладбища занимают всё больше и больше места, и вертикальное захоронение частично снимает и эту проблему, а вот скажите мне, вот я — велосипедист!

В это время дверь в студию радио «Свободный Дом» просунулась голова подруги Васи-Василька, и подруга приложила палец к губам, как бы напоминая Васе-Васильку о необходимости помалкивать.

Итак, я — велосипедист!

И смогу ли я, в условиях ухудшающейся экологии нашего мегаполиса, и дорожных пробок, отвести покойного на кладбище на велосипеде?

— В принципе сможете — отвечал гость, если позволят физические данные.

То есть, я одену тубус с усопшим на спину, как рюкзак, и спокойненько отправлюсь на велосипеде к месту вертикального захоронения?

— Если вас не смущают вес и габариты тубуса с покойным — отвечал гость — в особенности высота тубуса, ведь она может достигать в длину более двух метров!

— Вы можете не пройти по габаритам, задеть тубусом какую-нибудь арку, или ветки низкорастущих деревьев.

Я практически профессиональный велосипедист, продолжал Сергей Едведев, и знаете, профессиональная посадка на велосипед, у нас, у велосипедистов, это когда затылок и верхняя часть седалищной мозоли располагаются на одной горизонтальной линии.

Таким образом, тубус с покойным будет расположен горизонтально, распределение нагрузки на оба колеса тоже получится равномерным.

— Но в таком случае вам трудно будет вписаться в поворот, особенно под острым углом — возражал ему, не ожидавший такого оборота дискуссии гость.

На что Сергей Едведев отвечал, в том смысле, что к кладбищам вертикального захоронения необходимо проложить специальные велодорожки, поворачивающие плавно, и оснащённые специальными предупреждающими знаками.

Чтобы случайно выскочивший на велодорожку прохожий не был сбит внезапно вылетевшим из-за поворота велосипедистом с тубусом, в котором, в свою очередь, находится движущийся в свой последний путь усопший.

Не подававший в своём гостевом кресле никаких признаков жизни Вася-Василёк думал:

— Как хорошо, что подруга напомнила мне о необходимости молчать! Как далеко отстал я от современных тенденций! Вот, встрял бы сейчас со своим Чебурашкой, возлагающем цветы, на банальнейшую могилу, а здесь тубусы, вертикальные захоронения и велосипедисты!

Денис Козюля

Да, да, конечно, я отвечу на ваши вопросы!

Врачебная тайна утрачивает свою юридическую силу в момент смерти пациента.

Причина смерти Василия?
Это вы о художнике?
О Васе-Васильке?

Знаете, по своему многолетнему опыту скажу — водка не прощает измены.
Если вы однажды перешли на виски, или, к примеру, на коньяк, назад пути нет!
Водка — это как бы такая баба, которая не прощает измены.

Нет, конечно, ты можешь гулять на стороне, пить, к примеру, только пиво, но только под её присмотром.
Но если ты изменил её всерьёз и надолго, а потом, как говориться, вернулся к законной супруге, то она встретит тебя с распростёртыми объятьями.
И она придушит тебя в своих объятьях!

Вот что я вам скажу, эх, молодёжь!

Что бы вы не пили, не забывайте старую боевую подругу!
Кастомное пиво, смузи, виноградные вина, бренди, но никогда, слышите вы, никогда не забывайте о старой боевой подруге!
Потому что когда вы вернётесь к ней, а это неизбежно случиться, она заключит вас в свои объятья с такой неистовой силой…

…Ну и вторая причина безвременного ухода Василия — это вот казалось бы ты эрудит!
Но ты можешь иногда просто промолчать?
Эрудит?
— Ну так играй тогда в «поле чудес» в «знатоки», но не лезь ради бога, куда тебя не просят!

Промолчи, и сойдёшь за умного!

Вот зачем было говорить Васе, что могилы Фридриха Энгельса не существует в природе!

Что его прах, согласно его завещанию, был развеян по воздуху!

…На Васю это известие произвело неизгладимое впечатление!

— Выходит Гена с Чебурашкой должны были лететь в вертолёте?

Обращался он ко мне, его лечащему врачу с этим нелепым вопросом.

И хотя его друзья пытались объяснить ему, что этот факт придаёт его картине некую парадоксальность, некое тотальное отрицание экзистенциального кризиса как такового,
Вася был безутешен:

— Как же так?

— Подходили, пожимали руку, хлопали по плечу!

— Называли русским гением!

Валя Тёркина

Мы, волонтёры, совместно с друзьями усопшего, приняли участие в погребении Васи-Василька.
Не могу назвать наше точное количество.
Оно было переменным, разным на разных участках маршрута.
От шести до, наверно пятнадцати человек.
Мы погрузили Василия в тубус, и вставили хладагент, на аккумуляторах.

Сначала мы повезли Васю на метро, втроём, при помощи пристёгивающихся ручек.

Ах, да, сначала, конечно, мы наклеили на тубус стикеры с графическим штрих-кодом, смайлик грусти, QR-код с урлом мемориальной интернет-странички, и латинскую надпись «Deus conservat omnia» («Бог сохраняет всё»).

Когда мы везли Васю в метро, мы думали, что к нам будут подходить, спрашивать, считывать QR-код, но практически никто из пассажиров не понимал, что мы везём
Васю, автора знаменитой картины «Гена и Чебурашка возлагают».

Они даже не понимали, что мы везём усопшего.

Но это и помогло нам, и даже может быть спасло нас, потому что на Ленинградском вокзале нас подкарауливали казаки.

Ха-ха-ха!

Они вероятно думали, что мы повезём Васю в саркофаге, как у египетских фараонов!

И будем при этом устраивать сатанинские пляски и оргии.

И поэтому, когда Вася прокатился прямо на казаков, ну, знаете, на Ленинградском вокзале, там такой спуск, к электричкам, и Лёша, он то ли уронил, толи просто устал, и сознательно покатил Васю, короче казаки расступились!

Ха-ха-ха!

Они не ожидали от нас такой наглости!

Когда мы проходили с девочками мимо казаков, мы чуть не начали ржать в голос!

Они, главное, стоят, спорят между собой, одни говорят, мол надо погрести согласно дедовским обычаям, а другие, мол нет, надо выбросить как паршивую собаку, а Вася катится мимо них в тубусе!

Ну вот, приезжаем мы на электричке в Клин.

Там нас уже ждёт заранее заказанный микроавтобус.
Мы грузим Васю, садимся сами, едем.
Километров через сорок шофёр говорит, мол, дальше не поеду!
Дальше дорога уже плохая.

Дальше мы понесли Васю пешком, попеременно меняясь.
Потом Лёша посмотрел в смарт, и говорит, что нужно сократить путь.
И мы свернули на поле, и потащили Васю волоком.

Поле было всё перепахано, оно шло прямо как бы волнами.
Но с другой стороны, это оказалось очень удачно, что мы решили тащить Васю через поле.
Потому что на дороге опять показались казаки.

Это были конные казаки.
Лёша потом объяснил, что в Клинском районе очень развито коневодство.
Когда мимо нас проскакали казаки, мы залегли между этими вот волнами поля.
В это время Лёша читал нам Иосифа Бродского:

Ни страны, ни погоста

не хочу выбирать.

На Васильевский остров

я приду умирать…

Девочки плакали.

Наконец-то мы притащили Васю на кладбище.
Это было такое же поле, каким мы тащили Васю, только без волн.
Там ничего не было.
Только посередине стоял временный домик.

Вышел молодой парень, таджик, завёл трактор.
Огромный такой.
Сзади у него бур.
Он пробурил дырку, затем подцепил тубус, и опустил туда Васю.

Лёша поставил метку для геотаргетинга.
Затем Азиз, таджик, присыпал дырку землёй, получился небольшой такой конус.

Мы положили на него цветы.
Все мы плакали, даже всегда деловой и сосредоточенный Лёша.

Вот и всё.
Как добирались назад, даже не хочу рассказывать!

Like в Facebook Добавить в Facebook Утащить в ВКонтакт Содрать в LiveJournal Спионерить в Однокласники